Карин Линдскуг

Она не самарчанка, она — шведка. Но никак нельзя не рассказать о старшей медицинской сестре Красного Креста Карин Линдскуг и проникновенном письме простых русских крестьян.

Одним из первых районов, где начали свою работу шведы, была Воскресенская волость, вплотную примыкавшая к городской черте Самары. Для сведущих в самарской географии поясню — это в районе современной станции Липяги, Сухой Самарки и отчасти Кряж.

Волость была непростая — в этом месте скапливались беженцы из южных областей и Башкирии. За реку Самарку их не пускали — пытались сохранить хоть какой-то порядок в самой Самаре. Скопление беженцев неминуемо влекло за собой эпидемии. Беженцы, постояв немного, уходили в разные стороны, оставляя на месте больных и ослабевших.

В Воскресенском, как волостном центре, шведы и открыли свою первую больницу. Лекарств и медицинского персонала в начале катастрофически не хватало, поэтому в первую очередь спасать решили только детей младше 14 лет. Во главе больницы, а заодно и самого села, встала старшая медицинская сестра Карин Линдскуг (Karin Lindskog). Ей 46 лет. С 1915 работает хирургической медсестрой в военных лазаретах по обе стороны Западного Фронта. С конца 1916 работает заведующей лазаретами в лагерях для военнопленных в Германии. В 1918-1919 годах работает в России — ухаживает за больными немецкими и австро-венгерскими военнопленными. С 1919 работает старшей медсестрой центральной больницы Стокгольма. В Экспедицию завербовалась сразу, по первому призыву принца Карла.

Больница открылась 31 декабря. И сразу, прямо в новогоднюю ночь, местные крестьяне понесли туда своих больных детей. Самой массовой и страшной болезнью был тиф, осложненный истощением на почве голода. Карин ни разу не покинула больницу с момента ее открытия. Спала в отдельной комнате при палатах. Детей несли в любое время суток. Она осматривала их всех, назначала лечение. Лично все проверяла. При этом отдавала распоряжения о развертывании кухонь, организации кормления населения и пациентов, выписывала лекарства, проверяла счета. Такой образ жизни и хроническая усталость не могли остаться без последствий — Карин тоже заразилась тифом. Не слегла, не попросила эвакуации (такая возможность была прописана в ее контракте) — она осталась на своем посту, с детьми, которых считала уже своими. 17 февраля 1922 года она умерла.
Кем она стала для местных крестьян и маленьких пациентов за это короткое время- я не могу описать. Лучше предоставлю слово им самим (подчеркнуто мной- d_clarence):

«Протокол № 14 Комитета Воскресенской волости, с участием представителей с. Воскресенского, с. Мордовские Липяги, с. Русские Липяги, дер. Преображенки

Повестка дня. О выражении соболезнования и чувств глубокой скорби по безвременно почившей сестре милосердия Воскресенского лазарета Шведского Красного Креста г-жи Линдскуг

Постановили:
Заслушав доклад Волостных Уполномоченных Самарцева и Жесткова о преждевременной кончине Заведывающей Воскресенским лазаретом сестры милосердия Карин Линдскуг и принимая во внимание, что сестра Линдскуг о дня открытия Воскресенского лазарета и до момента заболевания сосредоточила всю свою деятельность на благо больных населения Воскресенской волости, оценивая неутомимый труд и деятельность покойной сестры Линдскуг отдавшей на благо Русского голодного народа свои знания, энергию и жизнь, Собрание

ПОСТАНОВИЛО:

Выразить от имени населения Воскресенской волости чувства глубокой скорби по безвременно погибшей от тифа 17 февраля 1922 года в 7 час. вечера сестры милосердия Шведского Красного Креста Г-жи Линдскуг, отдавшей жизнь свою на борьбу с эпидемией тифа, развившейся среди голодающих России. Возложить на гроб почившей венок с надписью: «Сестре Милосердия Карине Линдскуг от глубоко признательного населения Воскресенской волости Самарской губернии и уезда. 1922 февраля 17 дня».

Дорогая Сестра безвременная кончина твоя лишила всех больных лазарета твоей заботливости и материнского отношения. В бытность твою заведывающей лазаретом всегда и всюду наблюдалось твое материнское отношение к больным и умелая распорядительность.

Дорогая Сестра, ты спишь теперь холодным сном могилы и не слышишь что творится вокруг тебя. Суровая и безжалостная смерть вырвала тебя из среды деятелей мира сего на самом разгаре начатого тобою человеколюбоваго подвига и не дала возможность тебе довести его до конца , все твои умелые распоряжения, добрые отношения и прочия твои достоинства уйдут с тобой в могилу и больше уж не услышатся, но сделанное тобою останется с нами на всегда и оно не изгладится из нашей памяти и памяти наших детей.

Мир праху твоему дорогая Сестра Линдскуг, мы не можем найти способа как излить перед тобою своих чувств признательности, как только преклонить свои обнаженные головы у ног твоего праха.

Собрание имеет честь препроводить настоящий протокол Председателю Экспедиции Шведскаго Красного Креста в гор. Самаре г. Экстранду и покорнейше просит передать выраженья чувства великой скорби по умершей Сестре Линдскуг Председателю Шведского Красного Креста ЕГО Высочеству Принцу Карлу, родственникам усопшей и всему Шведскому народу.»

Фотография прощания с Карин Линдскуг. 
Фотография прощания с Карин Линдскуг. 

Гроб с телом Карин доставили сначала в Самару, где прошло отпевание в лютеранской кирхе, а затем отправили на родину. Похоронили ее в Швеции в родном городе в Hosjökapell.
Союз женщин Швеции предложил почтить ее память сбором средств для голодающих самарских детей. К 1 июля 1922 женщины собрали 8.395 крон, на которые закупили 6 тонн муки, 1.056 коробок консервов и 500 метров ткани. И отправили в Самару.
Даже умерев, Карин Линдскуг продолжила заботиться о своих детях.

Григорий Циденков

Справка 
Шведский «Красный Крест» работал исключительно в Самаре. В 1921 году он направил в наш город экспедицию из девяти человек и груз продовольствия. Когда в декабре шведы приехали в Самару и увидели творившийся здесь кошмар, то срочно запросили добавочных ассигнований и увеличения штата. Правительство Швеции выделило три миллиона крон. В стране начались благотворительные сборы в пользу голодающих в России. Активное участие приняла Шведская Коммунистическая партия (SKP), а также Союз промышленников Швеции (SAF). Они собрали еще примерно 100 тысяч крон, плюс город Стокгольм добавил 200 тысяч крон. Провинция Эстергетланд на свои средства открыла в Самаре детдом, снабдив его персоналом и продуктами.