Мария Иванова: Хулиган в математическом классе дочери

Мария Иванова, руководитель Поволжского подразделения в компании «ОАО «Российский аукционный дом»»:

В класс моих средних детей переводят хулигана из параллельного. Стало это известно намедни. Да, мальчишка трудный, с дисциплиной швах, даже покуривает. Воспитывает его одна бабушка. Школьный тренер по футболу патронирует его.

Сразу затренькал Вайбер. Тревожные родители в группе обмениваются возмущёнными мнениями. Запретить! Убрать! Не допустить! «Как же, в наш математический класс да хулигана? Что же будет с дисциплиной и учебой? Как же наши дети теперь с хулиганом то учиться будут?»

Самые активные сбились в стайку пойти к директору, менее активные пишут письмо руководству школы. Наименее активные ограничились репликами — надо что-то с этим делать!

Пришло и моё время. Пролежав на печи 33 года, я, как Илья Муромец, размяла пальцы и высказалась в группе. Конечно, оказалась в одиночестве. Ну да ладно, немного поупражняюсь, и снова на печь залезу.

А если серьёзно, меня задела позиция родителей! Не пущааать к дитятке хулигана! Послушайте, условный хулиган один, а наших детей — целый класс. Он для нас новенький, а мы уже коллектив. В смысле дети.

Если наши дети так же дорожат дисциплиной, как их тревожные родители, то они не допустят нарушений. Просто не разрешат ему портить жизнь, учебу и классное поведение. Правда же? Да, в конце концов тёмную ему устроят, если с первого раза он не поймёт.

А если наши дети пойдут на поводу у озорника, примут его модель поведения и отношения к учебе, тогда зачем на зеркало пенять и обвинять во всем социальную сироту? Которого толком никто не воспитывал, а может и не любил? В отличие от наших детей.

Лично я так разъяснила свою позицию по этому вопросу детям. И заручилась их поддержкой.

Может я, конечно, ошибаюсь, но вместо того, чтобы ополчаться против парня, можно было бы настроить своих детей на взрослое восприятие такого события. Научить детей четко артикулировать свою позицию.

Тогда и петиции и уж тем более походы к директору не нужны.
Да и парню надо дать шанс на нормальный коллектив, а не гнать его и так гонимого по жизни. Тоже мне, взрослые!

В конце концов, не станут же родители лет через 25 ополчаться против какого-нибудь сослуживца своего дитятки, который «мешает» ему работу работать?

Продолжение: Прямо «Весна на Заречной улице»!

Если бы в советское время взялись снимать кино, то получилась бы схематичная «Весна на Заречной улице». Правда!
Ну что?
В итоге, удалось отстоять парня. Его перевели в наш класс.
Через некоторое время мальчишка попросил посадить его с моей Аней.

Кинематографическим образом он испытал влюбленность, стал ей об этом сообщать всеми молодёжными способами, включая смс и выпендреж. Даже дарил подарочки.

Анна дружила с ним, но при этом была с ним последовательно строга: не принимала подарок, если он сквернословит, бесконечно делала замечания за мат и всякие хулиганства. Он старался, и не отступал! Как я и подозревала, он оказался хорошим парнем, настоящим и трогательным.

Аню сильно стукнули мячом на тренировке. Кто единственный вызвался ее провожать до дома и нести сумку? Конечно, он!
Кто пытается ее развеселить, если у неё плохое настроение? Он!
Кто носит рюкзак и дарит подарочки? Он.

Ну, и наконец!  Вчера он получил свои первые 4 и 5 по литературе! По этому случаю он впервые в жизни «не забыл» дневник дома, а гордо кинулся к учителю самым первым. И так торжественно предъявил их Анне, как главную победу. Он так горцевал перед ней, так гордился своими успехами! А ещё 5 месяцев назад стоял вопрос о его отчисление из школы!
И ни в один класс его не хотели брать, во многом «благодаря» родителям — взрослым, казалось бы умным людям!

Фейсбук Марии Ивановой