Андрей Морозов: Достойная смена подрастает?

 Еду сегодня утром в 50-й маршрутке на работу. Сидят напротив два вьюноша и в полный голос обсуждают экзамен, на который едут. Диалог примерно такой:
1.: — Я даже не знаю, как предмет полностью называется.
2.: — А давай [академический] отпуск возьмем и начнем третий курс сначала.
1.: — Так это же придется снова за семестр платить. Проще все экзамены купить.
2.: — Все не купишь…
1.: — Да ладно. Все покупается. Дело в цене…
2.: — Денег не хватит. Я уже запутался, кому и сколько должен.
1.: — И я. вот если бы нам список долгов выдали — это было бы хорошо…

На этом разговор закончился. Оба уперлись в продвинутые гаджеты. Вышли студиозусы на остановке «Университет. Глазная больница», т.е. они учатся в славном (когда-то) вузе, который сегодня позорит имя Королева.

Понятно, что оба оболтуса — представители т.н. «золотой молодежи» в худшем смысле этого слова. Однако конкретно их судьба меня не беспокоит. Меня волнует, что ведущий самарский вуз на самом деле не вуз, а типография дипломов. Такое учебное заведение никогда не сможет готовить современных специалистов и ученых. Еще одна потенциальная «точка роста» Самары сгнила изнутри.

Вы скажете, что нельзя судить по двум студентам о ситуации в огромном университете. А я возражу: если бы в этом вузе была здоровая обстановка, то эти двое «специалистов» никак не дошли бы до третьего курса.

Ещё парочка

Опять 50-й маршрут, два молодых человека — учащиеся Поволжского государственного колледжа. Один — русский, второй — азербайджанец, родившийся в России (это важная подробность). Так вот, в течении 40 минут они обсуждали следующие наиважнейшие темы: как удачно всучивали людям фуфло с помощью Авито, кто в их группе кому нравится и кто про кого что сказал; какие шмотки и где выгодно купить и т.п. Бабские сплетни в худшем смысле этого слова. От двух учащихся технарей, один из которых — кавказец. Причем кавказец раза три предлагал русскому подержать сумку…

А завершился их диалог (вернее, я его завершил) особой «вишенкой». Первый: — Я за старосту сегодня. Надо собрать по три тысячи для (фамилия преподавателя). Второй: — Ага. А давай соберем по четыре, но всяким этим (часть группы, не приближенная к старосте) не скажем. Потом посидим где-нибудь… Занавес (я попросил их заткнуться). То бишь, они не только взяткодатели, но и крысы.

Понятно, что технари никогда не были интеллектуальными центрами. Не в этом дело. Мы в свое время курили, пили, дрались, трендели о бабах, иногда учились (не все), иногда совершали преступления. Были смельчаки и трусы, люди чести и подлецы, всякие были. Но вот такого букета аморальных черт я не встречал среди парней не только в свою бытность учащимся строительного техникума, но и позже. До сегодняшнего дня.

Лет им не больше 18-ти, в школу они пошли примерно в 2007-08 годах. Путинское племя, которое должно быть все сплошь в духовных скрепах. Однако получилось вот ЭТО, достойная смена меркушкиным-фурсовым. Это не геи, это пид…сы.

P.S. Так извратить систему ценностей парней, настолько их обабить и разложить — это сверхдостижение для государства. Геббельс нервно курит в сторонке.

Фейсбук Андрея Морозова