Адвокат Александр Лукинов: Перенесся в лихие 90-ые, когда избивать задержанного считалось нормой

Самарский адвокат Александр Лукинов рассказал:

«Ребята, я давно работаю и думал, что меня трудно чем-то удивить. Я пережил откровенно незаконные приговоры, заказные дела, хамство и лицемерие должностных лиц, но то, с чем я столкнулся буквально в первый день лета, ни в какие ворота…

Приняв защиту молодого человека, обвиняемого в хищении денежных средств, пришел к нему в ИВС гор. Самары. Когда я прошел в следственный кабинет, с моим подзащитным уже работал следователь Промышленного района гор. Самара и два оперативника, ждали адвоката по назначению и явно не ожидали меня увидеть. Но дело не в этом. Посмотрев на своего подзащитного Евгения С. , я, можно сказать, перенесся в лихие девяностые, когда избивать задержанного считалось нормой жизни. Мне казалось, сейчас другое время, но я ошибался. Не просто ошибался относительно того, что в наши дни сотрудники могут избить человека и похитить его имущество, но и думал, что если такое и случиться, то первая же жалоба на незаконные действия сотрудников полиции вызовет реакцию со стороны руководства полиции, прокуратуры, ФСБ, ОСБ полиции, следственного комитета.

Друзья, это не так!

Все по порядку. Отправив следователя и оперативников за дверь, я выяснил от подзащитного детали произошедшего. Он пояснил, что после того, как он был задержан сотрудниками полиции и доставлен в Октябрьский отдел полиции г. Самары, оперативные сотрудники подвергли его издевательским пыткам и нанесли телесные повреждения. Лично я видел огромный синяк под глазом, гематому на полспины, ссадины на лбу, синяки на ногах и руках. Отобрав заявление от своего подзащитного с требованием о возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников полиции и заявив ходатайство о проведении судебно-медицинской экспертизы следователю, я первым делом отправился через дорогу в ФСБ. Как бы я не пытался добиться встречи с каким-нибудь дежурным оперативником, у меня ничего не вышло. Мне сказали положить письмо в ящик, из которого вечером извлекут корреспонденцию. На мой вопрос, не шутят ли они, поскольку совершено тяжкое преступление и необходимы срочные оперативно-следственные мероприятия по установлению виновных и привлечению их к уголовной ответственности, дежурный оперативник, который общался со мной исключительно по внутреннему телефону и отказался назвать свою фамилию, снизошёл и разрешил мне передать заявление о возбуждении уголовного дела дежурному, с которым я общался через тонированное стекло. Я передал заявление этому дежурному, при этом не получил никакой отметки о его вручении. Что сделал с этим заявлением принявший его сотрудник, понятия не имею до сегодняшнего дня 08.06.18г. Сведения о том, что сотрудники ФСБ предприняли какие-то действия, мне не известны.

После ФСБ я поехал на ул. Полевая, 4 гор. Самары, где на четвертом этаже расположен отдел ОСБ, как раз занимающийся выявлением преступников в рядах полиции. Меня встретил оперативник ОСБ, который вначале вообще отказался принимать вышеуказанное заявление, пояснив, что я пришел не по адресу. И только после того, как я его переспросил, правильно ли понял, что он отказывается принять от меня заявление о совершении сотрудниками полиции тяжкого преступления, согласился его принять. Там же уже от своего имени я написал аналогичное заявление на имя начальника ОСБ с просьбой установить виновных лиц. Не трудно догадаться, что до настоящего времени судьба моего заявления мне не известна.

Следователь Промышленного района, которому я заявил ходатайство о проведении судебно-медицинской экспертизы, отказал в ее проведении, мотивировав это тем, что в Октябрьском районе гор. Самары тоже есть один эпизод в отношении моего подзащитного, и именно туда я и могу обратиться с данным вопросом. Это же просто высший класс!!! Хорошо, закинув жалобу на следователя, я поехал к следователю Октябрьского района гор. Самары, которая, увидев меня, радостно сообщила, что дела у нее нет, она его для определения территориальной подсудности передала руководству.

Короче, за эти дни жалобы и заявления о возбуждении уголовного дела были написаны в следственный комитет, прокуратуру, дежурную часть полиции, так же были поданы повторные ходатайства о проведении экспертизы, ходатайства о выемке записей с камер видеонаблюдения. Жалобы отправлялись по электронной почте, дублировались обычной почтовой корреспонденцией.

Супруга подзащитного обзвонила все телефоны доверия и оставляла сообщения о преступлении, позвонила президенту на прямую линию. Так не бывает, я бы подумал неделю назад, но нет, бывает Александр Владимирович, очень даже бывает. Тишина, никаких действий, это же немыслимо. Понятно, что никто успокаиваться не собирается, сегодня обратился с заявлением к начальнику СИ-1, с просьбой более тщательно зафиксировать, описать и сфотографировать телесные повреждения на теле Евгения С.

У меня вопрос к людям в форме, получающим жалование: Вам не стыдно? Вы устраиваете многочисленные планерки, рапортуете об успехах. Вы вообще о чем? Пожалуйста, уважаемые правоохранители, помогите привлечь к ответственности виновных».

Из блога адвоката