Геноцид против… бабушек! «Цифры» от 25 июня 2018г

“Ей жить бы хотелось иначе, Носить драгоценный наряд… Но кони — всё скачут и скачут. А избы — горят и горят”. Это строки замечательного поэта Наума Коржавина. Он умер совсем недавно, 22 июня. Вспомнил я его “Вариации из Некрасова” в связи с грустными мыслями о предстоящей пенсионной реформе.

Ведь главными героями — точнее, героинями — законопроекта о повышении пенсионного возраста стали, конечно, женщины. Это им предлагают поработать на восемь лет дольше, потому как мы, мужчины в нашей стране умираем рано, а женщины упорно живут, «безбожно обирая госказну» после выхода на пенсию…

Подавляющее большинство российских женщин в этом возрасте становятся молодыми бабушками. И, в отличие от европейских пенсионерок, тратят свое время и деньги не на путешествия и хобби, а на внуков и огород.

Не думаю, кстати, что от излишнего чадолюбия или потому, что не любят хорошие курорты. Просто размер их пенсий не позволяет путешествовать дальше чем на дачу, а размер доходов их детей (средняя зарплата в стране — 36 тысяч рублей, большинство получает и того меньше) совсем не рассчитан на услуги нянь. Ну, бедная у нас пока страна, очень и очень бедная.

Из этой бедности выросли и те самые национальные традиции, о которых еще недавно нам напоминали из каждого утюга, тогда как сейчас, в пенсионном вопросе, чаще кивают на западные практики. Так долгое время была устроена жизнь в стране, что чуть ли не единственной альтернативой казенному детскому саду была именно она — бабушка 55+. Она же, как правило, тащила на себе и дряхлеющих родителей — своих и мужниных. Она же содержала огород, стояла в бесконечных очередях, готовила из того, что удалось добыть. Она же, когда муж умирал, а внуки подрастали, подрабатывала гардеробщицей или уборщицей, чтобы «помочь детям».

Пенсия в СССР была не столько заслуженным «отдыхом», сколько возможностью работать не на государство, а на своих родных, и не «от звонка до звонка», а по свободному графику. Практически свобода, если вспомнить, что не трудиться в стране было нельзя, за тунеядство могли и посадить.

Собственно, на большей части страны это и сегодня так, исключая статью за тунеядство. На пенсии наши женщины не отдыхают, а просто переключаются с одной работы на другую. По большей части становятся бесплатными помощницами по хозяйству у собственных детей или сиделками при немощных родителях.

Даже в богатой столице система социальной помощи рассчитана по большей части на матерей-одиночек и одиноких стариков. Большинство надеются на помощь бодрых матерей-пенсионерок, чтобы не уходить с работы самим. Фактически эти женщины 55+, получая жалкие 10-15 тысяч пенсионных, несут огромную социальную нагрузку, за которую государство дополнительно не платит им ни копейки. Если им придется работать на восемь лет дольше, кто возьмет на себя эти функции? Уж точно не государство, которое сегодня пытается за их счет закрыть дыру в неэффективной пенсионной системе.

И вовсе не надо быть ясновидящими, чтобы предположить последствия слома такого уклада. По сути, авторы «реформы» нанесут удар не только по пенсионерам, но и по еще не рожденным детям. Не имея другой социальной поддержки, кроме «бабушкиной», молодые люди вынуждены будут до последнего откладывать рождение детей, а за это время могут или вовсе передумать рожать.
И это еще в том лучшем случае, если женщины за 55 смогут найти достойную работу. Иначе государство просто получит еще большее обнищание семей с детьми, потому что им придется содержать еще и безработную «бабушку». Которая потеряет не только 10-15 тысяч пенсии ежемесячно, но также дополнительные льготы — бесплатный проезд на общественном транспорте, льготы по ЖКХ, налогам и т. далее…

Неужели наши чиновники, задумавшие повысить возраст выхода на пенсию для наших женщин всего этого не понимают?
Я — Андрей Асташкин. Это была программа Цифры. Увидимся!