Сергей Зацаринный: Сто лет назад в Сызрани была свергнута Советская власть

Сергей Зацаринный, краевед и блогер: 

Один из самых интересных периодов сызранской истории — гражданская война. Я несколько раз принимался за эту тему, но так и не сумел разобраться во всей той каше, которая тогда творилась. Несмотря на то, что всё происходило в сравнительно недавние времена и вроде бы подробно описано, и даже очевидцы не так давно были живы. Взять один простой пример — свержение Советской власти в Сызрани.

Горят баки с нефтью. Это 1918 год, в Сызрани идут бои белочехов с большевиками.
Горят баки с нефтью. Это 1918 год, в Сызрани идут бои белочехов с большевиками.

Вы можете прямо сейчас пошарить в Интернете или взять с полки книгу по истории Сызрани, но сразу запутаетесь. В одном месте пишут, что Сызрань была взята с боем отрядом Каппеля, в другом описывается вроде как организованная эвакуация и ни одного упоминания о боях. Что же в действительности происходило в городе, после того, как через неё сравнительно мирно проследовали в начале июня эшелоны мятежного чехословацкого корпуса?

Прежде всего, что творилось вокруг

8 июня была уничтожена Советская власть в Самаре и там было образовано правительство, претендовавшее на легитимность. В это же самое время стали происходить непонятные события на так называемом Чехословацком фронте. Пытавшийся в начале июня атаковать легионеров с тыла возле Безенчука отряд левого эсера Попова отказался подчиняться командованию. Подробности мне неизвестны, но вскоре этот отряд очутился в Москве, где принял активное участие в эсеровском мятеже. Именно эти ребята и арестовали Дзержинского. В это же самое время в наши края направили эсера Муравьёва, воевавшего до этого на Украине. Он должен был сменить командующего фронтом Мясникова. С Муравьёвым следовал бронепоезд и пара вагонов с химическими снарядыми, запрещёнными международными конвенциями. В помощь ему двигался полк латышей. Чем на тот момент располагал Мясников вообще трудно понять.

В Сызрань тогда спешно эвакуировали с бывших фронтов мировой войны всю наиболее ценную матчасть старой армии: автомобили и самолёты. Но, происходило это по указаниям свыше и местных властей коснулось лишь, когда летуны, проигравшись в карты, устроили потасовку. Успели привести в Сызрань и около 100 автомобилей, по большей части неисправных.

Единственной значительной частью в самом городе был отряд из бывших военнопленных численностью в 400 человек. Остальное — пулемётные команды, артиллеристы, кавалеристы. Всё численностью от 30 до 150 человек. Были ещё красногвардейские отряды, но они, судя по всему, ничего, кроме головной боли не доставляли. Даже их численность их была неизвестна. Чуть не каждую неделю на заседаниях совета поднимался вопрос об их разоружении.

Да и красноармейцы больше занимались реквизициями, воровством казённого имущества и периодическими разборками с красногвардейцами. Военный комиссар Варламов, отправившийся с отрядом в деревню Барановку на реквизицию хлеба, был при попытке остановить грабежи, творимые его подчинёнными, избит и сам ограблен. От возмущения он потребовал разоружения этого отряда, и подал в отставку.

Кстати, по поводу свержения советской власти. Строго говоря, это ещё в мае сделал местный большевистский комитет, объявивший Совет низложенным, а себя единственной властью. В реальности же никакой реальной власти в городе, судя по всему, не было. Скорее всего, когда пришло известие об образовании в Самаре нового правительства, в Сызрани оно было встречено благосклонно. И появились сторонники признания Комуча. По большому счёту, у Комуча была хоть какая легитимность в отличие от непонятно кем избранных советов.
Естественно, местная ЧК это восприняла, как контрреволюционный заговор. У чекистов и так уже были претензии к железнодорожникам за то, что те перевозили чехословаков, теперь же те опять оказались в первых рядах недовольных. Немудрено. Из-за военных действий временно прекратилось движение по магистрали и в Сызрани скопились сотни вагонов и тысячи людей.

Мне попалась в документах местного совета просьба железнодорожников решить судьбу арестованного председателя их профсоюза Галактионова. Датирована 12 июня. А уже после прихода белых о Галактионове писали, как о погибшем в борьбе с красными. В метрических книгах за 16 июня значатся машинисты Иван Романович Гришин и Самсон Иванович Величко, как убитые большевиками. Кроме того, в некоторых воспоминаниях сказано, что в ночь на 17 июня ЧК подавило заговор. С другой строны это выглядело, как зверское убийство начальником ЧК Емельяновым и латышом Лаздой безоружных железнодорожников. Скорее всего так и было.

16 июня командующий фронтом Мясников отдал приказ об эвакуации ценностей из города. На следующий день он сдал командование Муравьёву.
Картина вырисовывается приблизительно следующая. 16 июня армия стала эвакуироваться из города, прихватив ценности, что повергло в грусть местных большевиков. Участь их однопартийцев в Самаре была им известна. От греха подальше они ночью покинули город, следом за войсками. Благо день был выходной и этого никто не заметил. Перед этим расстреляли группу железнодорожников. История очень тёмная и версий можно строить немерено.

Нужно заметить, что в это же время бесследно исчез военный комиссар Сызрани Варламов. Его больше никто никогда не видел. Впоследствии объявили, что он попал в руки белых и был ими расстрелян, но это ничем не подтверждается. Отметим также, что Варламов, сам бывший железнодорожник, пользовался в их среде большим уважением и популярностью, а у железнодорожников были собственные красногвардейские отряды…впоследствии влившиеся в белую армию. Так что история эта требует дополнительного исследования.
Дальнейшие события довольно тщательно задокументированы комиссаром 1-й революционной армии Калниным. Он писал, что приняв командование, Муравьёв отправил в Сызрань отряд интернационалистов-китайцев. Они добрались на поезде до моста через Крымзу, который был предусмотрительно взорван чехословаками при отступлении, после чего двинулись в город в район нынешней улицы Интернациональной. Тогда она называлась Ильинской.

Судя по всему, красные не расчитывали на сопротивление. Вели они себя крайне беспечно, ибо двигались по открытой местности, ограниченной стеной кладбища и рекой Крымза. Едва они стали входить в город, по ним открыли пулемётный огонь. После чего красные спешно ретировались. Кто стрелял? Трудно сказать. В Сызрани оставались красногвардейцы, часть войск — те же авиаторы и автомобилисты. В полном составе осталась и продолжила службу милиция.

Члены штаба подразделения, освободившего Сызрань от чехословаков в октябре 1918 года.
Члены штаба подразделения, освободившего Сызрань от чехословаков в октябре 1918 года.

Так что наиболее вероятной я считаю версию, что Советская власть в городе вообще не свергалась. Комиссары просто бежали, как им казалось на пару дней. А вот обратно их уже не пустили. В пользу этого говорит курьёзный случай.

Едва в понедельник к исполнению обязанностей вместо бежавшего совета приступила управа в неё прибыл растерянный мясник. Совет в пятницу закупил у него мясо в долг, а в выходные исчез. Вот недоумевающий работник ножа и топора и выяснял, кто же будет теперь платить. Так что смена власти произошла практически без эксцессов. Ни арестов, ни наоборот, открывания тюремных дверей. Во всяком случае арестованный в Кузнецке ещё красными командир Пудовочкин, благополучно проследовал впоследствии в Сибирь в так называемом «поезде смерти» вместе с арестованными Комучем большевиками.

Единственным эксцессом можно считать убийство 17 июня прямо на центральной улице комиссара Крюкова. Но, нужно отметить, что он уже за месяц до этого был отстранён за какие-то прегрешения от должности и исключён из партии. Кроме того, Крюков был комиссаром гостиниц, а убил его бывший хозяин гостиницы «Европейская». Так что, никакой политики, только личное.
Вот, собственно и всё, что мне известно о свержении советской власти в Сызрани 16 июня 1918 года.

Ещё один интересный факт. В метрических книгах за 16 июня с припиской «убиты в бою» значатся только два человека: Теодор Зингс и Рихард Герман. Их предали земле 18 июня на городском кладбище. Но вот на чьей стороне они сражались неизвестно.

Сотни людей собрались на похороны земляков, павших в боях, в Сызрани.
Сотни людей собрались на похороны земляков, павших в боях, в Сызрани.

Фейсбук Сергея Зацаринного