Здравоохранение: кто же из них врёт? «Цифры» от 27 июня 2018г

Согласно новому опросу ВЦИОМ в рейтинге главных проблем страны уже несколько месяцев подряд первое место занимает здравоохранение. Так считают 28% россиян.

Недавно консалтинговая фирма Boston Consulting Group подготовило доклад который показал, что расходы на здравоохранение в РФ вдвое ниже, чем в ЕС, а там — не ниже 7,2% от ВВП. Россия здесь опережает только Китай и Индию, но отстает и от них по эффективности затрат. В КНР продолжительность жизни выше на шесть лет (мужчин — на целых десять). По числу больных туберкулезом РФ занимает второе место после Индии. А живут в России на 9-13 лет меньше, чем в развитых странах.
Авторы доклада указывают, что в 1965 году в СССР продолжительность жизни была примерно на таком же уровне, как в США или Германии, но за 50 лет этот показатель вырос только на три года. В среднем россияне болеют на протяжении пятой части своей жизни.
Но министр здравоохранения Вероника Скворцова полна оптимизма: «За 2016 год продолжительность жизни россиян увеличилась на 0,5 года, впервые достигнув 72 лет. В 2005 году этот показатель был чуть более 65 лет». Так все же: увеличилась на три года за 50 лет или на семь лет — за одиннадцать?

В докладе приводятся данные о низкой выявляемости онкологических заболеваний на I стадии – 25% в 2016 году. Однако, как говорила министр здравоохранения РФ Вероника Скворцова, «сейчас при всех локализациях раков ранняя выявляемость 56%, и есть локализация, при которой ранняя выявляемость 70–80%».

Еще Скворцова заявила: «Благодаря упрощенной процедуре записи на прием к врачу в больницах в разы сократились очереди». А вот из доклада Boston Consulting Group: «…более трети населения (31%) сталкивались с требованием оплатить услуги, полагающиеся по полису ОМС, 37% оказались недовольны работой врачей, 56% регулярно попадают в очереди». Система финансирования ОМС стимулирует клиники работать «на поток» пациентов в ущерб качеству лечения. Конкуренция между клиниками фактически отсутствует, открепиться от клиники человеку очень сложно: пациенты остаются на «крепостном положении», отмечают аналитики BCG.

Наш министр утверждает: «Профессия медика вышла на первое место по популярности — 35% родителей хотели бы видеть своих детей врачами». Исследование показало: «Практические навыки молодых врачей сопоставимы с уровнем подготовки медсестер на Западе. Становиться терапевтами и педиатрами они не хотят из-за низких зарплат. Типичный российский врач — усталый человек, который много перерабатывает». Причем его работа зачастую неэффективна – 70–80% времени приема уходит на заполнение бумаг и ввод данных.

Ну и так далее… Кому же верить?
Относительно главной проблемы российской медицины правильно высказался президент Национальной медицинской палаты Леонид Рошаль. Он считает, что финансирование порядка 3,6% от ВВП — «катастрофически низкий уровень. Хотите, чтобы врачи лечили лучше, чем за границей, — дайте на это не меньше 5% от ВВП». И тут Рошаль прав. Чтобы исправить ситуацию, Россия должна совершить «модернизационный скачок», как это сделали когда-то другие развивающиеся страны. В Китае, где в 1950-е была введена трехуровневая система врачей, или в Турции, которая в 2000-е занялась семейной медициной, запустила сеть мобильных клиник, расширила страховые программы для малоимущих и, самое главное, открыла доступ к страховым деньгам всем клиникам. В Саудовской Аравии пошли другим путем – государство вложилось в образование врачей, а больницы отдало в управление частным операторам.

У нас же бесплатно пускают в кабинет врача и разрешают рассказать о своих проблемах. На этом бесплатная медицина заканчивается. Очень бы хотелось чтобы наши правители в установленном законом порядке лечились по ОМС в районных поликлинниках, а не за рубежом или в кремлёвских медучреждениях. Тогда бы они перестали разглагольствовать о бесплатной медицине для народа и увидели профессиональный уровень наших медиков.
Я — Андрей Асташкин. Это была программа Цифры. Увидимся!