Самарскому анестезиологу убившему мальчика дали 2 года

В Октябрьском районном суде Самары 5 июля огласили приговор Александру Шавалееву, от действий которого в июне 2017 г. погиб пятилетний мальчик.

15 июня 2017 г. родители привели на прием сына Степана, который очень боялся лечить зубы. До того ребенку уже делали две операции под наркозом в государственной клинике, после чего родители решили обратиться к платным медикам. Сначала в «Практик» они пришли на консультацию, потом сдали необходимые анализы, прислали копии, а 23 июня приехали на операцию.

Маленький Степан в операционную вошел с отцом, ему надели маску, и уже через 30 секунд мальчик заснул. Ему внутривенно ввели пять препаратов: атропин, супрастин, преднизалон, листенон и пропофол, а через маску — севоран. Однако эксперты указывают, что это нормальная практика. Потом анестезиолог Александр Шавалев провел интубацию: «Трубка была введена без усилия, я ее направил в трахею, включил аппарат для вентиляции легких».

Почти сразу после этого приборы показали, что у мальчика падает содержание кислорода в крови, остановилось сердце. В палату пригласили реаниматолога, врачам показалось, что ребенка удалось вернуть к жизни, вызвали «скорую помощь», но после этого сердце Степана остановилось окончательно, и прибывшая бригада медиков лишь констатировала его смерть.

Региональный следственный комитет, который занимался изучением обстоятельств произошедшего, обвинение в итоге предъявил анестезиологу Александру Шавалееву, потому что результаты экспертизы показали: причиной смерти малыша стало повреждение передней стенки трахеи.

Печальная история, тем более что врач был на хорошем счету.

Обвинение Шавалееву предъявили по ч. 2 ст. 109 УК РФ («Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»).

В суде врач полностью признал вину, просил прощения у родителей. Гособвинение не настаивало на лишении его свободы. Решением Октябрьского районного суда Александр Шавалеев признан виновным и приговорен к 2-м годам ограничения свободы, плюс на полтора года ему запретили медицинскую практику.