Андрей Кочетков: Самарская порода речников. Наши — настоящие!

Как-то мы прилетели рано утром в Москву. Ночь не спали. Во второй половине дня была пересадка на другой рейс. Нужно было скоротать время, а сил после бессонной ночи оставалось мало. Мы решили, что речная прогулка — вариант для такого случая. И отправились в путешествие по Москва-реке с Киевского вокзала.

К причалу подошёл теплоход «Москва». Ровно такой же как ходит в окрестностях Самары. Швартовы отдавал мужик лет сорока. Аккуратно одетый и улыбчивый. Но делал он это как-то неестественно. Было видно, что для него это обычная работа. Возможно, за год до этого он водил микроавтобусы, а за два — разносил в ресторане суши.

В Самаре мы привыкли к какой-то особой породе речников, которая, кажется, живёт на пристанях. А некоторые возле них даже появились на свет.

Помню, как мы разговаривали на ныне несуществующей пристани «Лбище» с мужиком, который родился возле неё под лодкой. Мать не успела дождаться корабля в город и разродилась прямо здесь. И, кажется, он так всю жизнь возле этой пристани и прожил.

Брутальные, загорелые, обветренные люди отдают швартовы на фоне зелёных досок пристаней возле Самары естественно. И за этим чувствуется традиция и преемственность, уходящая к дореволюционным причалам пароходств «Кавказ и Меркурий» и «Самолёт». Уверен, что на этих пристанях также как и сейчас сушились подлещики, краснопёрки, а возможно и что покрупнее. Водившееся здесь в избытке до строительства ГЭС.

Самара — единственный большой город на Волге, где через эту реку нет мостов. Поэтому судоходство здесь до сих пор не бутафорское, а настоящее. Функциональное, а не развлекательное.

С тех пор я катался в разных городах по разным рекам на всяких типах судов. Но с такими же настоящими, происходящими из старины людьми, отдающими швартовы, я, пожалуй, сталкивался только на вапоретто в Венеции. Городе, где нет транспорта на четырёх колесах. И по воде ходят по-честному. Потому что по-другому нельзя.

Венецианские команды вапоретто одеты куда более респектабельно, чем самарские. Но они так же обветрены и загорелы. А умение их отдавать швартовы так же, кажется, впитано с молоком матери.

Ещё что-то подобное есть в Стамбуле. Но на больших серьёзных судах, а не туристических лодчонках контакт с командами, пересекающими Босфор и Золотой Рог не так тесен как в Самаре или Венеции.

В последние разы, продираясь сквозь дурацкие заборы, установленные год назад у самарского Речного вокзала, видя наших речников, я чувствовал, что наконец-то снова погружаюсь во что-то настоящее и невероятно ценное. Даже толком не отдалившись от дома.

Фейсбук Андрея Кочеткова

Андрей Кочетков