Чиновники ударят «ужесточением» по усыновлению. Цифры от 21.08.2018

Недавно почти одновременно были обнародованы две новости: Россия выделит 642 млн рублей на реставрацию купола Национального Капитолия в Гаване (Куба), а в Бурятии предложили детей-сирот селить на чердаках многоэтажек.

У нас в Самаре на чердаках пока не селят. У нас пока предпочитают вообще не селить.
В Самарской области с 2014 до 2018 года очередь среди детей-сирот на положенное им жильё выросла с 3 тыс. чел. до 4,5 тыс. чел. Но как же хорошо будет выглядеть позолоченный на эти деньги купол госучреждения дружественной страны? Куда лучше, чем чердаки с сиротами.

Но про сирот чиновники не забывают. И как сообщают из законодательных коридоров, готовят новые адские правила сиротам и их опекунам. Министерство просвещения России скоро предложит правительству ужесточить правила усыновления, в том числе сократить допустимое число детей в приёмной семье и проводить психологическое обследование усыновителей. Об этом заявила журналистам глава ведомства Ольга Васильева.

Вообще следовало ожидать, что после того, как они ограничили зарубежное усыновление, они возьмутся за усыновителей российских. Так оно и произошло. Власть готовит закон, который каждого усыновителя делает подозреваемым и заставляет всю оставшуюся жизнь оправдываться перед государством. В любой момент обретшего семью ребёнка могут изъять тёти в погонах и без и бросить в детдом. По абсолютно субъективным критериям.

Кроме всего прочего, раз в год в семью будут являться проверяющие и напоминать ребёнку: ты не родной, запомни, ты здесь не родной, государство должно тебя проверить своими тестами, можем ли мы доверить тебя этим людям. «Каким людям? Папе и маме?» — спросит ребёнок. «Да, ответит ему проверяющая дама, твоим так называемым родителям». Так называемым.

Давайте называть вещи своими именами: этот законопроект Минпроса — гвоздь в гроб усыновления.

  1. Во-первых, вводится «отсев» усыновителей по признаку «психологи обследовали». Причём то, как и кто будет обследовать — будет решать также министр Васильева.
  2. Во-вторых, психологи так же будут «обследовать» детей под опекой (всех, до 14 лет; с 14 лет — «по согласию»), и, разумеется, опекунов.
  3. В-третьих, произойдет закрепощение опекунов: смена места жительства только с разрешения опеки. В-четвёртых, теперь опека будет писать опекуну (и усыновителю) «план адаптации» ребёнка… Сегодня учителя воют на луну от обилия планов, за которыми живого ребенка уже не видно. Теперь такие планы будут писать и родители?

Результат? Кратное снижение устройств детей в семьи. Детские дома потирают руки от радости — «контингента» будет достаточно. Финансирование, которое следует за ребенком останется в детских домах. А там где руки в деньгах — чиновник не пропадет. Глядишь и к рукам что прилипнет.

«Мы ужесточим подбор так называемых родителей. Ужесточим, здорово ужесточим. Очень ужесточим», — заявила министерша Васильева. Она в трех предложениях употребила слово «ужесточим» 4 раза. А как правильно заметил директор общественная организации «Домик детства» Антон Рубин “Я бы вот предложил ужесточить подбор так называемых министров просвещения, проверять их уровень эмоционального интеллекта и исследовать их склонность к жестоким извращениям”.

Но если серьезно, то ужесточать подбор надо. НО не приемных родителей. Там и так контроля достаточно! Ужесточить надо подбор воспитателей в детские дома, соцработников в органы опеки и прочих «помогающих» в ковычках специалистов.

А вот приемным семьям нужно помогать. Не требовать, проверять и контролировать, а помогать.
Это была программа Цифры и я Андрей Асташкин. Увидимся!