Олег Сысуев: Конфликт мэра с губернатором — это хо-ро-шо!

На радио «Эхо Москвы» эфире авторской программы Евгении Альбац кроме других экспертов выступил Олег Сысуев, бывший вице-премьер правительства РФ. Тема программы: Россия за пределами Москвы: как выжить?

О Приморье

«Приморье и в нынешние времена отличалось, мне кажется двумя основными вещами. Это ощущение заброшенности все-таки. Несмотря на то, что последнее время там затрачены огромные деньги на инфраструктуру, опять-таки связанную с пафосными мероприятиями. Мосты, университет, остров Русский…

Но опять-таки возникает когнитивный диссонанс, извините, связанный с тем, что проект университета под следствием, по-моему, ректор, есть какие-то претензии криминального свойства. Мэр города сидит в тюрьме. Бывший вице-губернатор находится под следствием. Предыдущий губернатор тоже ушел не просто так, и это ощущение притом, что вроде как центральная власть бросает большие деньги и пытается сказать, что мы вас не забыли, мы тратим на вас деньги, на самом деле у людей есть ощущение, что они управляются какими-то криминальными персонажами. И там очень сильная в силу выгодности рыбного бизнеса клановая борьба. Неслучайно одна из крупнейших и самых богатых компаний рыбодобывающих на Дальнем Востоке возглавляется прежним губернатором Дарькиным.

И мы знаем, что Наздратенко, который упоминался здесь, он активно участвовал в этом бизнесе и я тоже принимал участие вместе с Б. Е. Немцовым в проекте снятия господина Наздратенко с должности. Но мы не вкидывали бюллетени, мы просто вели с ним беседы всякие. Мы не настраивали силовиков и не отдавали им приказов. Мы с Наздратенко вели всякого рода успокоительные беседы. Призывали к его совести, говорили, что вроде как надо заканчивать с этим делом. Может быть, найти другую должность в Москве. Что, собственно, потом реализовалось. Он стал главой рыбного направления в российском правительстве.

Что касается Архангельской области, то мне представляется, вице-губернатор назвала цифру 27%. Вот это серьезно. Почему у людей просто отбили охоту участвовать в процессе формирования власти, и у людей совершенно пропало чувство, что от них что-то зависит. В силу того, что мы строим вертикаль, что у нас подавляется в какой-то степени оппозиция. У нас ликвидировано местное самоуправление. С течением времени. И люди понимают, что есть единственный человек, который может решить их проблемы и который на прямой линии ежегодно отвечает на вопросы не только геополитической ситуации, но и о том, будет ли отопление в иркутской школе. Где-то в селе. И кто его будет чинить. У них всех ощущение, что все исключительно зависит от этого человека. Неслучайно уровень авторитета других уровней властей значительно уступает авторитету единственного лица в этой стране. И вот мне кажется, что и это тоже решающее влияние оказывает на ситуацию. В Приморье нет своего Путина, к сожалению, он не может разорваться».

Конфликт мэра с губернатором — это хо-ро-шо!

Е. Альбац― Если у тебя денег выделяется на дороги в 70 раз меньше, чем выделяется на федеральный километр, а при этом там яма на яме. Как быть?

О. Сысуев― Здесь мне кажется абсолютно прямая зависимость. Действительно, если у бюджетного уровня, давайте говорить про муниципальный, нет никаких мотивов активизировать свою деятельность с точки зрения увеличения налоговой базы, а у них нет, потому что они не могут на это повлиять никоим образом на то, чтобы они брали больше с этих налогов. Не с точки зрения контроля, не с точки зрения развития бизнеса, не с точки зрения того, чтобы делать среду привлекательной для инвестиций, для бизнеса. Не с точки зрения того, чтобы ценилась рабочая сила. И рос налог на доходы физических лиц. И так далее. Привлекать рабочую силу. Конечно, они не будут заниматься этим.

Они будут заниматься чем? Они будут стараться не испортить отношения с губернатором, знать, как подойти к губернатору. Как поклониться, как исполнить его экономические и политические просьбы. Потому что естественно, если ты будешь бунтовать, если ты будешь иметь собственное мнение, то самый первый вывод, который сделает губернатор – я ему не  дам денег, причем так они рассуждают. Не — не дам денег городу, а не дам ему именно. Хотя пострадают жители. Потому что он ведет себя неправильно и занимается фрондированием. И в силу этого мэр абсолютно демотивирован. Он мотивирован быть лояльным.

Е. Альбац― Но вы бы что делали? Вы знаете, что такое быть мэром и что такое давать по башке…

О. Сысуев― Я бы просто в этой системе не работал. Мы просто все из того времени, имеем инъекцию того времени, инъекцию свободы, инъекцию конфликта с губернатором. У всех мэров крупных городов был конфликт с губернатором. И это было хо-ро-шо. И они конкурировали – мэр и губернатор. Они следили друг за другом. Они не давали возможности злоупотреблять, я не говорю в плохом смысле слова. Были, конечно, и остаются злоупотребления с точки зрения уголовного административного кодекса. Но злоупотреблять с точки зрения любых вещей. Сразу же начинался наезд, дискуссия и сразу становилось публичным. Я знаю, что в среде избирателей такая активная позиция руководителей и города, и области и депутатов городских и областных, которые дискутировали друг с другом, она вызывала живой интерес. Они приходили в гораздо большем количестве на выборы, они выбирали власть и они были ответственны за эту власть. Конечно, сразу это все не делалось. Мы прошли в этом смысле очень большой отрезок времени и жалко, что мы его потеряли. Мы прошли достаточно содержательный и емкий масштабный университет становления власти и федеральной, и региональной, которая была гораздо более свободной, чем сейчас. У нас губернаторы и председатели законодательных собраний сидели в сенате нашем. Верхней палате. И имели такую трибуну, что я тебе дам. Впрочем, как мэры были абсолютно независимые, и это была активная политическая жизнь, а не политическое кладбище, как есть сейчас.

Е. Альбац― То есть вы хотите сказать, что без возвращения политической конкуренции ничего сделать нельзя.

О. Сысуев― Абсолютно. Все пустое. Мы больны простыми решениями. Думаем, если спрямить на наш взгляд принятие решений, называют это вертикалью, но я называю это просто спрямлением. То все заработает. Ничего не заработает. Эффективны и живучи только сложные механизмы. Сложные противоречивые внутренние механизмы. И они самые безопасные. Строительство так называемой вертикали это опасная вещь. Она очень быстро шатается и падает…

Радиостанция «Эхо Москвы»