Андрей Перла: У нас новая политическая ситуация, чреватая политическим кризисом

Что у нас у всех нового? У нас новая политическая ситуация, то ли чреватая политическим кризисом, то ли уже являющаяся им.

В этой новой ситуации, как в любой новой ситуации, самое главное — понять, что же изменилось и только потом начинать действовать. В противном случае, актуальна коллизия генералов, которые были очень хорошо готовы к прошлой войне.

Как строилась российская внутренняя политика по отношению к регионам? За регионы отвечали местные руководители, губернаторы. Москва общалась с ними и, иногда, еще с некоторыми представителями местных элит. Настроения избирателей на местах были сферой ответственности местных руководителей. С точки зрения Москвы, политика на территориях сводилась к взаимоотношениям между собой местных больших людей. Если они сами не могли договориться, то ехали в Москву за ярлыками на княжение.

Мысль о том, что, получив в Москве ярлык на княжение, на месте можно его потерять, практически не рассматривалась. Даже иркутский пример остался казусом — ну, вот так далеко зашло противостояние местных элит, что случились настоящие выборы. Это исключение из правил, больше такого не будет, нужно внимательнее разбирать местные конфликты.
На чем она должна строиться теперь? На очень простом понимании: избиратель в целом настроен голосовать

Против власти! Это основное его желание, большинства у партии власти нет и в ближайшее время оно не вернется, чтобы голосование не было по преимуществу протестным, нужны очень серьезные и специальные усилия. «Административная мобилизация» то ли просто не работает, то ли оборачивается позором, люди, которые должны ей заниматься «на земле» сами проникнуты таким же недовольством, как все остальные. В общем, как привыкли — больше не получается.

Да, конечно, действующие губернаторы проиграли не везде, в большинстве регионов, наоборот, выиграли. Велик соблазн сказать, что Приморье, Хабаровск, Владимир, Абакан — опять исключительные кейсы, сложные, но в общем все не так. Но «так» — именно в общем. Как и на чем выиграли многие из тех, кто должен быть выиграть и выиграл? Магадан. Носов — свежий назначенец, он приехал, чтобы исправить и заменить непопулярную власть. К тому же он харизматик. Голосование за Носова — то же самое, что привело к поражению Шпорта, он просто оседлал его «на новенького». Голосование за Буркова в Омске, я уверен, из той же серии — он не из ЕР, он назначен недавно, он великолепен в общении с избирателями. Даже Травников в Новосибирске еще не до конца растерял преференции «медового месяца», по крайней мере для того, чтобы победить технических кандидатов, ему хватило, а поляну расчистить для него сумели.

Итак, возможный выход для региональных выборов — вовремя заменять надоевшего на нового, это вполне работающая технология. Правда, скамейка запасных для этого должна быть ого-го, но у нас же кадровый резерв, лидеры России… На один цикл точно должно хватить.

Проблема, однако, в том, что «народный гнев» отлично выходит паром через клапан выборов, если выборы вот они, завтра. Что случится с этой энергией, если выборы не скоро, а через год? Какой выход она себе найдет? Каким образом отслеживать ситуацию, чтобы серьезная протестная активность не становилась каждый раз неожиданностью? На эти вопросы ответ нужен вот прямо сейчас, в ходе разбора полетов.

Потому что существующие системы мониторинга социально-политической активности показали на этих выборах очень низкую эффективность.

И еще потому, что очень велик соблазн, раз уж дело дошло до митинговой опасности, передать работу с этой опасностью от «политических операторов» к «силовикам».

Фейсбук Андрея Перла