Почему участились взрывы газа и обрушения? Цифры от 09.01.2019

Взрыв и обрушение подъезда в жилом доме в Магнитогорске потрясли страну. В прошлую субботу, 5 января, состоялись похороны девяти человек. Всего за время работы экстренных служб из-под обломков дома извлекли тела 39 погибших. Случившееся стало 29-м по счету серьезным ЧП, вызванным использованием внутридомового газового оборудования в 2018 году.

Только в декабре взрывы бытового газа фиксировались трижды. 20 декабря взорвался газ и произошел пожар в жилом доме в Северной Осетии. В результате пострадали пять человек, в том числе двое детей. 15 декабря около полуночи в Вологде произошел взрыв бытового газа в одной из квартир многоэтажного дома. Хозяйка квартиры скончалась в машине скорой медицинской помощи, пострадали еще три человека.

Подобные ЧП происходят каждый месяц и имеют очень широкую географию: газ взрывается и в Подмосковье, и в Хабаровском крае, и в Чечне, и в Нижнем Новгороде, и в Санкт-Петербурге. Происходят утечки в многоквартирных домах, оборудованных газовыми плитами, взрываются баллоны в частных коттеджах. Так в октябре в Самаре произошел взрыв газа в 3-этажном коттедже, расположенном во Внутреннем проезде города. А перед самым новым годом два 14-летних подростка оказались в больнице — взорвался баллон в гараже.

В России сетевым или сжиженным газом оснащено порядка 66% жилого фонда, то есть примерно 42 млн 800 тыс. квартир. Проблемы с бытовым использованием газа копились начиная с 1990-х годов. Так, в 1992 году внутридомовое газовое оборудование (ВДГО) в ходе реорганизации было передано от газораспределительных организаций в муниципальную собственность. По факту же заменой изношенного оборудования заниматься было вообще некому.

В 1997 году вышел закон, исключающий газовое оборудование в домах из списка опасных производственных объектов, находившихся в ведении Ростехнадзора. Затраты на его обслуживание с 2006 года стали изыматься из розничной цены газа. А техобслуживание и ремонт начали осуществляться только по заявкам жильцов за отдельную плату.

В 2005 году вступил в силу новый Жилищный кодекс РФ, согласно которому управляющие компании получили возможность самостоятельно регулировать вопрос с обслуживанием газового оборудования. По факту контроль был минимальным. А трагедии случались все чаще. В 2016 году на фоне участившихся взрывов газа президент поручил правительству закрыть «этот люк в законодательстве». «Люк» формально закрыли, но реальные проблемы остались.

Теоретически накапливаться в помещении до критического уровня газу должна помешать система вентиляции, но по факту она чаще всего не спасает. Любое предложение по модернизации газового оборудования требует огромных денежных расходов.
Так, еще в 2017 году министерство прорабатывало вопрос установки газоанализаторов в квартирах жилых домов. Подобными приборами контроля предлагалось оснастить все российские квартиры с газовыми плитами. На федеральном уровне предложение поддержано не было, в том числе из-за высоких затрат. В письме Минстроя за подписью заместителя министра Андрея Чибиса отмечалось, что примерная стоимость оснащения жилых помещений сигнализаторами загазованности составляет от 137 млрд до 320 млрд руб.

Уже в 2018 году Минстрой выступил с новой идеей: оборудовать все газовые плиты для жилых домов специальными устройствами, которые предотвращают скопление несгоревшего газа. Дело в том, что одной из причин взрывов является неудаление газа через дымоход: в этом случае системы безопасности на газовых плитах не обеспечивают прекращение подачи газа к горелке. Но модернизировать старые газовые плиты — а во многих российских квартирах стоят именно такие — практически невозможно.

Газовая плита не относится к общему имуществу дома, она принадлежит собственнику квартиры, а заставить владельца поменять плиту не получится. У людей зачастую просто нет денег на это. Таким образом, вопрос: как повысить безопасность использования внутридомового газового оборудования и предотвратить новые взрывы и жертвы, остается открытым. А, учитывая, что тарифы за коммунальные услуги все растут, а власть разрешила безлимитно собирать валежник — скоро в ход пойдут не новые газовые плиты, а старые добрые буржуйки.

Это была программа Цифры и я Андрей Асташкин. Увидимся!