Вместо Пушкина: школьные уроки МЧС и полиции. Цифры от 05.12.2019

Российская школа превращается в место встречи детей с департаментами и госслужбами. И увы, в этой современности об настоящем образовании идти уже не может.

Давно не секрет, насколько учителя возмущены непомерной бюрократизацией учебного процесса: мерилом лояльности перед начальством становится не качество образования, а документооборот. Вот цифра по Нижнему Новгороду, но, поверьте, в Самаре все так же.

Итак, только с 5 по 8 ноября в школы города поступило 22 запроса, 4 требования, 13 распоряжений, 42 письма о мероприятиях — 81 документ! Причем, из самых разных ведомств, в том числе даже из МЧС, которое просит провести урок безопасности несмотря на то, что ровно эту тему школьники проходят на уроках ОБЖ с 5 по 11 классы!

Свои уроки требуют провести ГИБДД, Министерство финансов и все, кому не лень. Это уроки ЖКХ, Конституции, патриотизма, нравственности, экологии, прав человека, единства, волонтера, памяти, СПИДа, трезвости, коррупции, честного налогоплательщика, молодого предпринимателя и избирателя. При этом, конечно же, просто повторяя материал учебников истории, обществознания, биологии…

Зачем это делается? Да все просто: разные организации выигрывают гранты правительства из денег, предназначенных для образования, чтобы затем повторять в школе то, что давно уже существует в учебниках.

Понятно, что в большинстве случаев, ничего, кроме отвращения у учащихся к этим урокам, мы не получаем. Кроме того, школам скоро некогда будет выполнять учебный план. Не иначе как издевательством педагоги не называют запросы типа: «О представлении информации о работе школы по противодействию экстремизма за три последних года и план работы на последние три года». На исполнение было отведено 8 часов. Или детский экологический центр присылает запрос на 17 страницах, методические рекомендации по их заполнению на 102 страницах. Фонды, центры, грантополучатели нашли золотую жилу – государственные гранты. Вот ведь парадокс: деньги школам дают по остаточному принципу, а гранты сыплются, как из рога изобилия.

Кроме поистине надуманных уроков, существуют и некие «мониторинги», во время которых школьников постоянно тестируют и анкетируют, причем все это в учебное время. Используют детей и в разного рода массовках по разнарядке сверху. А в итоге, все оборачивается профанацией, срывом учебно-воспитательного процесса, развращением детей легкими победами, призами, потребительским настроением… А у учителей не остается времени на грамотную постоянную работу со школьниками.

Школе некогда заниматься своей работой – надо успеть угодить чиновникам.

Устная физкультура. Слух еще не режет? А она существует. Труд. Этот предмет практически исчез. Труд не нужен. Его заменяет какая-то технология. Ладно нам сливочное масло заменили пальмовым, а вместо настоящего спорта предъявили баночки с фальшивой мочой. Но зачем убирают уроки труда?

Школа превращается в место встречи Государства с детьми. А ничего хорошего от этого ждать не приходится. Особенно когда Государству нужны покорные человеческие еденицы, умеющие стрелять и молиться, но не умеющие логически думать. Мы куда идем? В 21 век или в Средневековье? Уже больше половины молодежи хочет слинять из страны. А вторая половина, похоже, просто боится в этом признаться.

Пора, пора провести дезинфекцию в нашей школе. Выгнать оттуда всех лишних и сделать так, чтобы дети учились хотя бы как раньше. Чтобы снова физкультура была физкультурой, труд трудом, английский английским, а математика математикой.

А мы еще хотим, чтобы школа воспитывала гармоничную личность, готовую творчески встраивать свои умения в современный мир. Когда преподавателю этим заниматься — если он помимо электронного журнала должен заполнить десятки справок и таблиц, которые не снились никакому Макаренко?! Чтобы ему нормально платили, он должен повышать свою квалификацию, то есть посещать курсы, — и все это наряду с проверкой тетрадей и обязательной внеклассной работой. Преподаватель задерган беспрерывными реформами и контрреформами, с него требуют показатели, его контролируют со всех сторон — и это притом что работа учителя непростая и ответственная даже в идеальных условиях, при достойных зарплатах. У него нет времени и сил заниматься детьми: он занимается подготовкой к ЕГЭ или к очередной проверке.

Я не против всяких-разных занятий с полицейскими и пожарными. Я против того, чтобы с литературы забирали на репетицию парада, я против казёнщины и формализма. Если уж делать – то творческие мастерские, где дети могли проявить себя, а не тупо сидеть и слушать то, что они и так прекрасно знают.

Это была программа Цифры и я Андрей Асташкин. Увидимся!