«Скорую помощь» в частные руки? НЕТ! Цифры от 21.01.2020

В Самаре сейчас работают от силы 50 бригад Скорой медицинской помощи, а нужно не менее 120. Бюджетных денег на покупку новых автомобилей и пополнение автопарка на 2020-й год нет.

Так по всей России, и чиновники нашли выход – привлечь  частные компании для оказания услуг скорой помощи. Уже 1 мая 2020 года в губернии появятся бизнесмены, которые будут заниматься развозом врачей к пациентам. Контракт планируется заключить сразу на 4 года. Его максимальная стоимость — 937 млн рублей.

В конце прошлого года в Самаре представители профсоюза медработников «Действие»   даже провели пикет против привлечения частников. Медики опасаются, что частная компания не предоставит им те же условия труда, что и государство. Речь идет в первую очередь об отпусках и больничных, премиях и матпомощи. Еще услуга резко подорожала. В конце 2019 года один машино-час скорой помощи стоил порядка 170 рублей, а теперь составит около 555 рублей.

Уже не раз говорил — я не согласен с коммерциализацией и приватизацией отрасли здравоохранения в целом.

Почему я против аутсорсинга Скорой помощи?

В нескольких регионах уже пытались использовать услуги частных компаний. В Кировской области этот опыт оказался печальным. Услуги аутсорсеров признали некачественными и разорвали контракт. В итоге региональный бюджет остался должен частникам 400 миллионов рублей – такова сумма издержек и упущенной выгоды.

Даже в Самарской области уже есть негативный опыт привлечения частников – в Новокуйбышевске и Чапаевске, а также в Безенчукском и Красноармейском районах. Здесь аутсорсеры действовали несколько лет, однако в 2020 году от их услуг решили отказаться. Частная скорая помощь не позволяет снизить себестоимость одного вызова врачей к пациентам. В этом году себестоимость  — 3 тыс. 239 рублей.

Частные интересы – это всегда лоббирование чьей-то сферы влияние, навязывание ненужных услуг и прочие коррупционные схемы. Поэтому аутсорсинг в медицине приведёт не к удешевлению услуг, а, напротив, к их удорожанию.

С переводом «скорых» на аутсорсинг возникает угроза для пациентов, во-первых, потому что срочные контракты, которые будут заключать с водителями, предполагают, что людей можно менять по истечении контракта, а это будет означать текучку кадров.

А идеальный водитель «скорой» обязан обладать опытом экстремального вождения – чтобы быстро добраться до пациента по пробкам и колдобинам. Менее искушенный драйвер просто попадет в аварию по пути к больному и не приедет по вызову. В то время как работа водителем на «скорой помощи» – это работа квалифицированная, люди там работают не первый год, по много лет, иногда десятки лет, они знают город, знают специфику этой работы. Бригады «скорой помощи» – это единый механизм, нет никакой гарантии, что будет сохраняться «привязка» водителя к какой-то конкретной бригаде, сложно дать какие-то такие гарантии.

Кроме того, сейчас в бригадах зачастую не бывает  санитара, и сегодня обязанность организовать эвакуацию пациента, если он сам не может идти и нуждается в транспортировке на носилках, ложится на бригаду «скорой». В этой ситуации помогает водитель. А в рамках аутсорсинга водители будут просто отказываться, и никто их не обяжет.

Один из главных аргументов в пользу аутсорсинга «скорых» — более эффективное использование средств на быстрое обновление автопарка. Но и тут при грамотном расходовании бюджета эту проблему запросто может решить и государство.

Состояние автомобилей актуально, но по существующему законодательству – это обязанность государства обеспечить станции автопарком даже не за счет средств ОМС, а за счет средств бюджета. Это не такие огромные деньги. Ну сколько машина стоит? Где-то три миллиона, на средний город в 500 тысяч нужно 60-100 автомобилей «скорой помощи», это не такие уж большие деньги. Если каждый год понемногу вкладывать определенную сумму, то каждый регион сможет за пять лет полностью обновлять парк «скорых».

Самое возмутительное то, что на аутсорсинг «скорой помощи» выделяются сотни миллионов из бюджета. О какой тогда «оптимизации» вообще может идти речь?

И главное – мы можем критиковать работу муниципальных предприятий, можем на выборах выражать свое отношение к провалам в работе чиновников. Но что скажешь частнику? Его задача – получение прибыли.

После списания автомобилей Скорой помощи, в условиях отсутствия альтернативы, близкие властям предприниматели получат возможность диктовать свои условия повышения цен на услуги. А откуда мы возьмем еще деньги? Жизнь ведь лучше не становится…

Это была программа Цифры и я Андрей Асташкин. Увидимся!