В онкоцентр — за таблеткой. Каждый день… Цифры от 04.02.2020

39-летняя пациентка Самарского областного клинического онкодиспансера Ирина Новикова рассказала в фейсбуке, что ей, оказывается, нужно ездить каждый день в стационар, чтобы получить… таблетку! Выдать целую упаковку льготного лекарства врачи отказались. Но у Ирины не только рак легких, но и маленький ребенок. А онкодиспансер – не диснейленд, уверяю Вас!  

«Не лечиться, не вести полноценный образ жизни, не радовать себя… Каждый день своей оставшейся жизни я с ребенком должна бегать по онкоцентру», – описала ситуацию Новикова, назвав происходящее «нечеловеческим издевательством». У Ирины – рак в такой форме и стадии, что обычная химиотерапия не позволит добиться ремиссии. Лечения современным препаратом «Тагриссо» она добивалась  пять месяцев. Возможно, лишь потом таблетки оформят «по другой закупке» – и, наконец, смогут выдавать для амбулаторного лечения раз в месяц.

Что же это творится такое? Николай Дронов, председатель координационного совета «Движения против рака», объяснил в интервью порталу «Настоящее время», что виноват в ситуации не самарский онкоцентр, а существующая в стране система распределения льготных лекарств.

В России действует федеральная программа «Борьба с онкологическими заболеваниями». Деньги, выделенные на ее реализацию, идут через систему ОМС (обязательного медицинского страхования).  Получить льготное лекарство, закупленное через ОМС, можно только в дневном стационаре – именно поэтому пациентка вынуждена ходить туда каждый день, чтобы якобы там принять лекарство. Конечно, это ненормальная, идиотическая ситуация как с точки зрения организационно-правовой, так и с точки зрения административной.  Выдать упаковку сразу стационар не может – тогда это было бы, видите ли, амбулаторным лечением, а оно финансируется из другого источника – регионального бюджета. И если стационар решится выдать упаковку сразу, она будет считаться украденной.  Стационарное лечение подразумевает режим дозирования: вам могут выдать в день ровно столько, сколько вы можете принять как пациент. Формальный подход в котором нет места живому человеку и милосердию.

В ее истории болезни есть еще важная деталь. Ранее, ничтоже сумняшеся, врачи решили назначить Ирине курс химиотерапии, и процесс этого назначения затянулся до сентября. За это время пациентка узнала, что при таких заболеваниях, как у нее, есть альтернативный вариант лечения – таргетная терапия. В отличие от стандартной «химии» при таргетной терапии действующее вещество «бьет в цель» по клеткам рака, не «убивая» остальной организм.

Новикова побеседовала с тремя врачами: проконсультировалась с двумя онкологами из Москвы и Санкт-Петербурга и неофициально поговорила с одним из врачей самарского онкодиспансера. «Все они сказали одно и то же: химиотерапия в моем случае – это приговор. Она займет два месяца, после чего – все. Таргетная терапия дает мне шанс на чудо – ремиссию», – рассказала она. Новикова прочитала о случаях, когда пациенты с похожим на ее диагнозом сначала принимали такой же препарат, как и она сама, – «Гиотриф», а затем, если был прогресс, их переводили на «Тагриссо». Решение об этом принималось после специального анализа: он выявляет мутацию, которая предполагает отклик организма на «Тагриссо».

Так вот, врачи в самарском онкодиспансере даже не рассказывают о том, что есть такой вариант лечения, ничего не говорят о необходимом анализе. Получается, распоряжаются за пациента, не предоставляя альтернативы. По незнанию или какой-то другой причине?  Вообще-то, самарские врачи должны знать о современных методах лечения, особенно с учетом того, что в онкоцентре осенью 2019 года проводилась ежегодная межрегиональная научно-практическая конференция «Новые технологии в онкологии», где обсуждался в том числе «Тагриссо».

Но когда она спросила химиотерапевта в самарском онкодиспансере о новом препарате, «врач отмахнулась». На комиссии вместо таргетной терапии ей назначили обычную «химию».

И такое происходит повсеместно по всей стране: от пациентов скрывают информацию о современных инновационных способах лечения. Полагаю, потому что они самые дорогие. Таким образом, медицинский менеджмент банально и тупо экономит деньги.

Причем сегодня сама система в стране меняется, и деньги на лечение есть – их ведь выделяют в рамках нацпроекта. А тут и выделять средства не надо – оформил больного в эту программу – и Слава Богу! Но нет. Молчат и травят химией. Почему? Могу только предположить, что медицинские чиновники в регионах привыкли экономить годами и как раньше требовали, так и дальше требуют не выписывать дорогие лекарства. Видимо чтобы мы не привыкали к хорошей жизни!

Это была программа Цифры и я Андрей Асташкин. Увидимся!