Андрей Морозов: «Аутсорс» самарской «скорой» — это юридический цирк

Пересадить едва ли не все бригады врачей и фельдшеров «скорой» Самары на «кареты» частной структуры планируется уже с 1 мая этого года. За эти услуги отобранная через торги компания может в течение трех лет получить до 937,95 млн рублей — такова стартовая цена конкурса. Он был объявлен в конце декабря, позже его условия скорректировали, а прием заявок продлили до 14 февраля. Есть мнение:

Пишет Андрей Морозов (Самара):

Во-первых, происходящее — НЕ аутсорсинг, а обратный процесс — монополизация (см. справку в конце). Слово «аутсорсинг» вылезло с подачи разных «правильных» СМИ, которые как раз пытаются замаскировать суть происходящего.

Во-вторых, вся операция затеяна для поддержания штанов «Ростеха», ну и тень Усманова там витает (через АИСС). Качество скорой медпомощи никого из идеологов этой аферы не волнует от слова «совсем». Давайте разбираться.

В рамках конверсии военные производства «Ростеха» началаживают производство медоборудования, в том числе НПО «Сплав». В августе прошлого года «Сплав» заключил контракт (подрядчик не раскрывается) на переоборудование 400 коммерческих автомобилей в «скорую помощь» класса В, срок исполнения — октябрь 2019 г. То есть, «Ростех» купил 400 авто, изготовил (или закупил) для них медоборудование и заплатил 195 млн за соединение одного с другим. Теперь все это надо продавать, снова производить и снова продавать.

Однако в прошлом году выяснилось, что продукция «Ростеха» (включая медицинскую) неконкурентоспособна даже в сфере госзакупок: госорганизации объявили закупки высокотехнологичной продукции на 850 млрд, Ростех прицелился на 100 млрд, но смог продавить контрактов всего на 45 (5% от рынка). Одновременно наша «оборонка» оказалась в долговой яме, мы теряем внешние рынки оружия (Китаю привет), и даже российская армия отказывается покупать «арматы» и прочие недоподелки ВПК (про катастрофу в ВПК и секретный указ Путина о списании его долгов за наш счет — смотрите передачу Милова «Где деньги» на ютубе).

Вот и все причины «аутсорсинга». В 19 регионах «РТ — Скорая помощь» (подконтрольная Ростеху) внутри контрактов на услуги протаскивает продукцию «Ростеха» по завышенным ценам, а также расчищает рынок обслуживания и ремонта «скорой помощи» от конкурентов. Именно этим объясняется ублюдочность контракта, о которой я писал вчера. Само собой, монополисту хочется урвать и копейки — за счет снижения расходов на водителей (лишение медицинских льгот и добавок). Мехнизм уже проверен — на санитарках (которые нынче «технички», т.е. уборщицы).

В итоге для нас, граждан, все станет хуже: к существующей административной надстройке станций «скорой помощи» добавится вертикаль «РТ — Скорая помощь» — «Ростех», с очень большими аппетитами (как и положено монополии). Закупка и обслуживание АСМП станут дороже, они будут ломаться чаще, водителей станет меньше и/или они станут хуже. В общем, помощи будем ждать дольше.

Сдается мне, именно для подобной поддержки «Ростеха» резко повышены расходы на здравоохранение в бюджете на 2020-2023 годы. Так что расходы выросли, а качество медпомощи упадет.

Справка: Аутсорсинг — механизм снижения издержек путем передачи вспомогательных функций внешнему подрядчику, находящемуся в КОНКУРЕНТНОЙ среде. Это принципиальное условие: именно жесткая конкуренция подрядчика с такими же фирмами делает его (подрядчика) эффективнее внутренних вспомогательных подразделений заказчика.

Конкурс

Если обратиться к документам конкурса (ссылка), то видим смесь договоров поставки и подряда, где частнику передаются четыре функции Самарской городской станции «скорой помощи»:

— поставка новых автомобилей «скорой помощи»;

— ТО и ремонт собственно автомобилей;

— обеспечение автомобилей водителями;

— ТО, ремонт (замена) медицинского оборудования (!)

Это три совершенно разные направления коммерческой деятельности (торговая, транспортная и медицинская), которые предлагается отдать одной компании. Уже настораживает, особенно на фоне отсутствия в контракте требования о наличии лицензии на обслуживание медтехники. Пойдем дальше.

Контракт и техзадание — большие и сложные. Однако порядок приемки услуг (раздел 4 контракта) спускает всю эту красоту в унитаз. Во-первых, у Заказчика всего 5 дней на проверку результатов услуг (п. 4.4 контракта), при этом Заказчик обязан провести экспертизу (п. 4.5 контракта) своими силами или с помощью привлеченных экспертных организаций. То есть, без такой экспертизы отказ Заказчика от приемки услуг будет немотивированным (т.е. это не считается отказом). Учитывая, что приемка услуг будет дважды в месяц (п. 12.1 техзадания), а также объем услуг, имеем: либо никаких экспертиз не будет, либо это будет липа, стоящая бюджету бешеных денег.

Во-вторых, согласно п. 4.4 контракта Исполнитель может просто отказаться подписывать Акт выявленных недостатков (наплевав на все экспертизы). В этом случае Заказчик (барабанная дробь!) ОБЯЗАН подписать Акт сдачи-приемки услуг и ОПЛАТИТЬ услуги.

Потом Ратманов или прокуратура будут стучать кулачками по столу, грозить судом нерадивому исполнителю. Но даже если они пойдут в суд, то им сунут в нос подписанный Акт сдачи-приемки услуг и п. 2 ст. 720 ГК (коротко: заказчик не может ссылаться на недостатки, не указанные в подписанном акте приемки или ином документе о недостатках, подписанном сторонами). Да, там есть сложнейшие варианты судебных баталий (года на два), но денежки-то уже ушли.

Г-да чиновники, вы издеваетесь?! Гражданин Азаров, увольте всех, кто связан с написанием этого «контракта». Или увольтесь сами.

Фейсбук Андрея Морозова

Читай по теме:

«СКОРУЮ ПОМОЩЬ» В ЧАСТНЫЕ РУКИ? НЕТ! ЦИФРЫ ОТ 21.01.2020