Старики мумифицируются в квартирах. Как так получается? Цифры от 25.02.2020

17 февраля в одной из квартир многоэтажного жилого дома по улице Вольской в Самаре был обнаружен труп 78-летней женщины. Причем, умерла пенсионерка примерно полгода назад. Почему ее исчезновением никто не заинтересовался раньше, пока не выяснено. В тот же день, 17 февраля, тело давно умершей женщины нашли в Тольятти на улице Победы. Правда, на сей раз смерть, предположительно, наступила примерно за пару недель до обнаружения трупа. Женщине было 67 лет. И она тоже жила одна.

Случаи обнаружения в квартирах останков давно умерших людей за последние десять лет перестали быть редкостью. Более того, год от года их становится все больше и больше. Что тут скажешь, одинокое тело за запертой дверью – это страшно.

Одинокие старики перед смертью плохо питаются или не едят вовсе. Неудивительно, что зачастую их тела мумифицируются.  У нас в стране появился даже музей подобных отечественных одиноких мумий. Самая большая их коллекция представлена в петербургском Музее судебной медицины. В прежние годы туда пускали только специалистов и студентов Медицинской академии им. Мечникова, на территории которой он, собственно, и расположен. Нынче попасть в него могут и обычные граждане, если, конечно, им это шокирующее зрелище интересно.

Проблема безвестных смертей российских граждан — очень тревожный симптом.

Он свидетельствует о том, что и с нашей социальной системой, и с общественным сознанием не все в порядке. Во времена социализма таких случаев практически не было — одинокие граждане в социальном плане были защищены больше: им выплачивали пенсии наличными, с доставкой на дом и под роспись. Исповедуемый государством принцип коллективизма и отсутствие значительного расслоения в материальном обеспечении сказывались на общественном сознании — люди, живущие в одном доме, знали друг друга, пенсионеры особенно: сидели на лавочках, заглядывали друг к другу в гости. Активно работали ветеранские организации.

Изменилась жизнь, и люди стали другими. Бывает, что не только в подъезде, но и на одной площадке не знают друг друга. Одинокий человек становится более уязвимым: мы наблюдаем, как на практике все чаще нарушаются их права – у них воруют пенсию, навязывают ненужные услуги, лишают квартир.

Нынче же, смерть одинокого человека, длительное время не зарегистрированная как факт, — это социально-правовая проблема. И для ее решения действующих правил, очевидно, недостаточно.

В административном плане, конечно же, необходимо добиваться, чтобы те структуры, которые, по долгу службы, призваны интересоваться состоянием здоровья и безопасностью граждан, четко исполняли свои обязанности. Одинокие граждане должны быть на особом учете в органах социального обеспечения, которые хотя бы время от времени должны проверять своих подопечных. Эта обязанность государства прямо закреплена в статье 39 Конституции РФ: каждому гарантируется социальное обеспечение по возрасту в случае болезни, инвалидности, потери кормильца и в иных случаях, установленных законом. Смерть одинокого человека и есть такой случай, который не должен оставаться без внимания государства.

Вообще-то у нас в стране 600 тысяч социальных работников. Правда, профессионализм кадров, которые несут людям добро за мизерную зарплату (сейчас это 14-15 тысяч), и раньше вызывал вопросы. А тут еще оптимизация нагрянула, и жизнь самих соцработников стала такой, что впору и им помощь оказывай. Но это другая история.

Почему трупы мумифицируются? Как так получается? Объясняю. С  1 января 2015 года вступил в силу закон «Об основах социального обслуживания граждан в РФ». И теперь сами учреждения социального обслуживания больше не имеют права решать, нуждается человек в соцпомощи или нет. Для этого создана специальная комиссия. Нуждающемуся нужно написать заявление и заключить договор с организацией, которая будет его обслуживать. А нет заявления – нет и старика, получается, что если умер – то сам виноват.

Вот и выходит, что тела умерших одиноких людей годами лежат в квартирах. А ведь одинокие старики – проверка совести государства и общества. И, похоже, что мы эту проверку не прошли…

Это была программа Цифры и я Андрей Асташкин. Увидимся!