Нефть упала в цене, рубль просел…. Комментарии

Мировой экономический кризис о котором так долго говорили эксперты, получив существенное ускорение в лице вируса COVID19, и провала ОПЕК+ сегодня стал явью, цена нефти упала в полтора раза, так сильно нефть падала только в 1991 году — сегодня уже падает всё! 

Вчера мировые цены на нефть марки Brent снизились более чем на 30% после того, как стало известно, что Россия и Саудовская Аравия не смогли договориться о продлении и дополнительном сокращении добычи нефти. Снижение цен на нефть привело к ослаблению рубля до 75,22 рубля за $1 и распродаже российских бумаг. 9 марта 2020 года мировые цены на нефть марки Brent снизились 31,5%, до четырёхлетнего минимуму в $31,02 за баррель, что стало следствием неспособности России и Саудовской Аравии договориться о продлении и дополнительном сокращении добычи нефти в рамках ОПЕК+. В итоге рубль на мировых торговых площадках подешевел с 70 рублей за $1 до 75,22 рубля за $1, сообщает «Коммерсантъ». Падение рубля относительно доллара США оказалось самым сильнейшим среди ослабления развивающихся валют. За день российская валюта потеряла 8,3% своей ценности. Это максимальное дневное снижения курса рубля за последние пять лет.

Андрей Морозов: «В 2019 г. доля добывающих отраслей в российском ВВП (и углеводородного сырья в российском экспорте) достигла рекордной величины за все время существования Росстата (читай — с 1991 г.). Значит, Кремль будет торговать нефтью и газом по любой цене: ведь это главнейший источник валюты, без которой рухнет импорт — вместе с государством (как в Венесуэле). Ибо импортируем мы практически все — от трусов, обуви и пальмового масла до действующих веществ для лекарств, станков и электроники.

Получится обычная бизнес-схема путинизма: высокие затраты на добычу и транспортировку углеводородов компенсируют налогоплательщики — через рост внутренних цен на бензин и газ (а значит, и всех остальных цен и тарифов), рост фискальной нагрузки, инфляцию вследствие запуска печатного станка. А валютную выручку от продажи углеводородов олигархия распределит среди своих. Прибавьте к этой картине рост цен чисто вследствие падения курса рубля.

Сдается мне, катастрофа на нефтегазовом рынке намного важнее, чем все внешнеполитические баталии и конституционные извращения. Если помните, именно дешевая нефть добила СССР. А ведь возможен еще и такой сценарий: ОПЕК и США стакнутся, а Россию выкинут с рынка — как Иран и Венесуэлу (например, если Кремль решит еще где-нибудь повоевать). И это станет контрольным выстрелом…»

‎Лев Шлосберг, Председатель Псковского регионального отделения РОДП «ЯБЛОКО»: «Как можно было не вспомнить, что именно договоренности бывшего президента США Рональда Рейгана с Саудовской Аравией о снижении цен на нефть способствовали краху советской экономики, благополучие которой держалось на нефтяных доходах? Как можно устраивать соревнование с США, не имея возможности противостоять Саудовской Аравии? Где учились эти люди? Как можно, имея в бюджете 2020 года «бюджетное правило» на уровне 42,4 долларов за баррель, обрушивать цену на нефть ниже? Никакого Фонда национального благосостояния (куда сливаются все сверх–$42,4–доходы от продажи нефти) не хватит для компенсации провалов в бюджете.

А Трампнаш доволен как самовар, пишет в своем твиттере: «Хорошо для потребителей — цены на горючее снижаются». Спасибо другу Владимиру, подсобил. В России иначе. Падает цена на нефть. Обесценивается национальная валюта. Дальше – рост цен, кризис потребления и бюджетный кризис. Ещё дальше – политический кризис…»

Ян Налимов, журналист: «Вот вы панику разводите, а для банков начинается идеальное время. Можно ничего особенно не делать, а тихо сидеть и валюту продавать-покупать. Идеальный бизнес. Что падение рубля, что рост, для банкиров все будет в плюс. Впрочем, все проходит, и это пройдет, потому что так уже было, причем совсем недавно. Рубль и падал, и даже поднимался. 13 февраля 2016 года. Нефть — 32,79. Соответственно, официальный курс рубля по данным ЦБ РФ — 79 руб. 49 копеек. Евро — 89 руб. 84 копейки. А когда были резкие колебания, в обменниках пытались и по 100 продавать…»

Владимир Обухов, предприниматель: «А я не так критично смотрю на решение правительства не продлять сделку с ОПЕК. Меня как представителя малого бизнеса пищевой промышленности, вгоняют в убытки три вещи. Первое: тотальная монополия федеральных розничных сетей (например средняя наценка на мою продукцию в сети Пятёрочка 154%). Второе: монополия на кредитные ресурсы. Мне не дал льготный кредит на закупку сырья ни один Уполномоченный банк . И третье: вытекает из двух первых. Монополия порождает большие издержки, и моя продукция объективно стоит дороже импортной. Поэтому девальвация на короткое время даст мне передышку. Но если правительство Мишустина и местные региональные власти не смогут ограничить монополии, то передышка действительно будет временной…»

Михаил Делягин, экономист: «Удорожание доллара и удешевление нефти не вызовет автоматического роста цен (кроме лекарств), так как произвол монополий сдерживается уже года три исключительно нищетой людей. Нет денег — нет высокой инфляции; Набиуллина в свое время говорила об этом предельно откровенно.
Разумеется, самсунгов и айфонов последней модели это не касается.

Александр Гутин, поэт: «То ли платные комментаторы, то ли просто идиоты. «Доллар? Падение? Переживем. Не такое переживали!». И так бодренько, с размахом и удалью. *ули нам! Мы дефолт пережили! Мы девяностые пережили! Мы талоны на сахар и МММ пережили! Мы все переживем.
Да, переживем, безусловно. Конечно, конечно, куда мы денемся? Не сдохнем. Бог не выдаст, свинья не съест.
Для меня остается загадкой только одно. Почему жителям этой страны непременно надо что-то переживать? Не жить, а именно переживать?
Пока кто-то живет, мы переживаем. Преодолеваем. Перебарываем. Всем смертям назло.
И пока мы переживаем, на жизнь времени не остается. Вообще ни*уя. На могилах пора писать не годы жизни, а годы борьбы.
И пока такие борцы считают, что такое положение дел нормально, власть может спать спокойно. Они примут любое говно. И проголосуют, как надо. Чтобы и дальше бороться с жизнью…»