Андрей Асташкин: Почему у власти, в депутатах и губернаторах — воры и убийцы?

— Не думаю, что прошлое губернатора Сергея Фургала было неведомо спецслужбам. Почему тогда допускают таких бандитов и воров в депутаты и губернаторы?

— Думаю, что это вполне себе жизнеспособная система управления, взятая на вооружение нынешней кремлевской администрацией. Приводишь к присяге фигуранта, а под сукном — уже добротно сшитое «Дело», которое в нужный час вынимается и следствию дается ход и человек либо сам уходит, либо его выводят под белы ручки. У Салтыкова-Щедрина вся «Современная идиллия» на этом построена — герои пытаются совершить уголовное преступление, чтобы выглядеть политически благонадежными. Ну да, внутри борьба кланов, башен Кремля и ФПГ вносят в это всё нотки соревновательности — у кого на кого дело толще и нитки темнее… Но принцип остается — «то, что Вы на свободе, не Ваша заслуга, а наша недоработка…».

Ну сами посмотрите — если не так, то совсем паршиво выглядят силовики. И дело Ивана Сафронова и обыски у противников поправок в Конституцию — всё шито наспех и абсолютно белыми нитками. Выглядит сомнительно и вызывает однозначный вывод — это репрессии.

А бандита на должности сначала «доить», а потом «сожрать» — милое дело. И внутриклановая разборка состоялась и публика рукоплещет. Ну да, есть один отрицательный момент — доверие к власти тает на глазах.

И пусть наготове у них сказка про доброго «царя», но ведь бунт и против только «бояр» может вывести ситуацию из управляемой в непредсказуемую. Напомню, в 90-е в Самаре и целом ряде городов оппозиция сначала сложилась вокруг борьбы за чистый воздух и воду, против Чапаевского завода по уничтожению химоружия. Потом митинг — «антимуравьевский». А вышло то в итоге вон как…